Виберіть сторінку

Медицина і медіа

Медицина і медіа

Шукала спільне в обох професіях кореспондент Юлія Андрієнко:

«Мне часто приходилось наблюдать недоумение окружающих по поводу того, что с медицинским образованием и 13-летним опытом работы на „Скорой помощи“, я вдруг решила осчастливить собою журналистику. Даже в приемной комиссии университета у меня не сразу приняли документы, предполагая, что ослышались. Меня уже практически уговорили, что на самом деле я произнесла не филологический, а биологический или в крайнем случае химический факультет. Пришлось успокоить сотрудниц на предмет их слуха и этим укрепить подозрения в моей дефективности. Документы у меня таки приняли, и с этого момента я была вынуждена объяснять свой причудливый выбор преподавателям, сокурсникам и знакомым, ловя на себе порой сочувственные взгляды и принимая делано-оптимистичные заверения в здравии моего рассудка: „Чего в жизни только не бывает!“.

Ненароком задумаешься, тем более, что подобных мне, сменивших ориентацию, на курсе не наблюдалось (думаю и в университете с такими не густо). И чем отчаяннее я размышляла (не путать из сомневалась!) над своим выбором, тем больше общего находила между журналистикой и медициной, каким-то образом пытаясь реабилитировать в глазах окружающих свою нелогичность.

Итак, и одна и другая профессии имеют дело с людьми. Их нужно любить, эта опция не бонус к диплому, желательно, чтобы качество человеколюбия присутствовало в вас изначально. Любить всех — умных и глупых, злых и добрых, жадных и щедрых, красивых и не очень. Уставать от силы этой любви, порой неразделенной, но все же любить, а значит — уважать, видеть за каждым собеседником (пациентом) личность, индивидуальность, стараться ее понять. И если ближние вызывают у вас острый токсикоз и воспоминания о тонкостях китайских пыток, то лучше завязать с этими профессиями и уйти куда-нибудь в лесники.

Представители и медицины, и журналистики вынуждены выслушивать едкую критику обывателей. Каждая Марья Петровна у подъезда точно знает, как правильно лечить скарлатину, геморрой и раннюю плешивость. „От этих врачей мало толку!“ — убеждает она почтенное собрание соседок и не так уж заблуждается. Она же эксперт по части программ телевидения и содержания газет. „Эти новости хоть не смотри. А газеты перепечатывают друг у друга новости. Смотреть нечего, читать нечего“, — что тут скажешь!? И медикам и журналистам стоит прислушаться, ведь работаем и творим-то мы, как ни крути, для людей.

Видеть суть за незначительным, не распыляться на эмоции, не жалеть себя, работать на результат, выдерживать испытания экстремальными условиями — это, несомненно, общее для обеих профессий. Меня учили опытные врачи — если помощь нужна сразу нескольким пострадавшим, спешите в первую очередь к тому, кто молчит, а не кричит от боли. Этим молчунам, возможно, вы необходимы больше. Так человек себя ведет во время шока и счет идет в буквальном смысле на секунды, а крикуны еще в состоянии подождать. Так и в журналистике: тихони, которые не будут бегать за тобой и ломиться в двери редакции с требованием написать о них, оказываются самыми ценными, интересными собеседниками, их информация — „на вес золота“, и они часто не спешат ею делиться. Крикуны, которых про себя прозвала „якалками“, в основном пустозвоны. Шума много — а писать не о чем!

Слово — это инструмент не только филолога. Какие чудеса убеждения, облегчения болей и лечения с его помощью открывает врач. Особенно актуально это было во времена дефицита лекарств. Многие медики знают, порой пациенты вызывают „Скорую помощь“ не столько за помощью, сколько за „А поговорить?“. И ничего, что три часа ночи, тут важно вовремя вспомнить — мы любим людей, очень любим.

Несмотря на это, иногда и медикам, и журналистам приходится делать собеседникам (пациентам) больно во имя будущего блага. Врачи сверлят этим самым людям зубы, делают весьма болезненные уколы, оперируют ради сохранения здоровья. Журналисты вскрывают пороки, предают огласке нелицеприятные факты, шокируют разоблачениями во имя морального здоровья общества. Другое дело, что порой благие намерения и одних, и других имеют обратный эффект.

И тут последнее из моих размышлений. И врачи, и журналисты — не боги. Они часто ошибаются, порой бессильны и не всегда это их вина. В отличие от учебников алгебры или геометрии, где в конце книги даны верные ответы, здесь их не найти. И снова общая черта — каждый случай индивидуален и требует определенного подхода. Нужно помнить главное — на вооружении у представителя любой профессии всегда должен быть исправным главный инструмент — собственная совесть.

Поздравляем медицинских работников с их профессиональным праздником! Желаем успехов, здоровья и удовольствия от осознания своей помощи людям. Вы нам очень нужны человечными, неравнодушными и добрыми!».